Трудности перевода (про названия книг и фильмов, которые на русский перевели неправильно)

Трудности перевода (про названия книг и фильмов, которые на русский перевели неправильно)

Познавательно
10.11.2017 513

Смотрели ли вы когда-нибудь один из этих фильмов: «Сталинские дети», «Новое – это хорошо», «Мучительная смерть», «Похмелье», «Неубиваемый»? Нет? Быть такого не может. Хотя бы один смотрели наверняка. Дело в том, что все это – дословно переведенные названия достаточно известных фильмов.

“Now is good” «Пока я жив»
“Stalin’s children” «Антисоветский роман»
"Death Proof” «Доказательство смерти»
“Die Hard” «Крепкий орешек»
“The hangover” «Мальчишник в Вегасе»

Удивительно, как сильно может измениться название и, следовательно, восприятие фильмов при дубляже и книг – при переводе и переиздании.

Такие изменения, вопреки расхожему мнению, во-первых, далеко не всегда выполняются переводчиками, во-вторых, достаточно часто оказываются очень удачными с точки зрения маркетинга, в-третьих, никогда не осуществляются просто так.

Перевод названий осуществляется с помощью нескольких переводческих трансформаций и только после изучения целевой аудитории фильма или книги.

Названия-паразиты

Зачастую фильмы становятся успешными в прокате благодаря новым названиям, смутно напоминающим старые популярные фильмы: «Лесная братва», «Братва из джунглей», «Под-водная братва» и так далее. К слову, ни в одном из названий изначально не было слова «братва».

Переосмысленные названия

«Антисоветский роман» - плод целостного переосмысления при переводе. При русском переводе название приобрело совершенно иную функцию и несет теперь другой смысл. Такая трансформация была необходима из-за разности взглядов российского и, например, американского зрителя на политику железного занавеса и жестких репрессиях.

Грамматические трансформации

Вспомним роман Чарльза Буковски «История обыкновенного безумия». В оригинале книга носила название “Tales of ordinary madness”. В данном случае переводчик только изменил форму слова со множественного на единственное. Такая перемена большинству читателей едва ли покажется значительной, хотя название и дезинформирует читателя: в романе описан целый ряд историй разных людей, а не одна.

Конкретизация

Очень часто в переводческой практике используется конкретизация. Например, роман Чака Паланика “Rant” на русском языке звучит как “Биография Бастера Кейси”. Краткое, загадочное название в оригинале заменено на вполне конкретное описание сути романа, но при этом совсем не меняет его восприятие: нам по-прежнему неясно, что же будет происходить в жизни Бастера Кейси, и почему он удостоился целой биографии.

Адаптация под язык

Многие названия фильмов – это интересная и остроумная игра слов или устойчивое выражение, привычное и понятное только для носителей языка. Найти емкий и яркий аналог таких выражений не всегда возможно, и переводчикам частенько приходится повозиться, подбирая наиболее подходящие слова.

Отличный пример такого перевода – полюбившийся россиянам “Die Hard”. Дословно это название можно перевести как «Мучительная смерть» или «Умри тяжело». Мало того, что ни одно из таких названий не отразило бы суть фильма, так эти названия еще и едва ли привлекли бы зрителей. А вот «Крепкий орешек» звучит более вкусно и привлекает внимание публики. Пожалуй, сейчас выражение «крепкий, как орех» у россиян скорее ассоциируется с фильмом, чем с народной поговоркой.

Адаптация под зрителя

«The hangover» дословно переводится как похмелье, однако в России отношение к похмелью весьма недружелюбное, и к фильму с подобным названием едва ли относились бы лучше. Поэтому в России фильм вышел под названием «Мальчишник в Вегасе»: такое название обещает зрителям веселые и, возможно, немного пошлые приключения, о которых приятно будет вспомнить в узком кругу и стыдно рассказать даже невесте.

Ошибки перевода

К сожалению, абсолютно все изменения названий нельзя оправдать ни удачными маркетинговыми ходами, ни стандартными переводческими трансформации.

Так, фильм "Death Proof”, конечно, можно почти «дословно» перевести как «доказательство смерти», хотя на самом деле режиссер явно подразумевал здесь аналогию на стандартные английские слова bulletproof (пуленепробиваемый) или foolproof (защита от дураков), поэтому наиболее корректным был бы перевод «Неубиваемый».

Полный провал

Некоторые названия переведены настолько некорректно, что над ними не получается даже снисходительно посмеяться.

  • «The Foreign Duck, the Native Duck and God» (дословно с японского языка «Дикая утка, домашняя утка и бог, запертый в камере хранения») — «Бог на стороне уток»;
  • «Jeux d'enfants» (дословно «детские игры» — «Влюбись в меня, если осмелишься»;
  • «Some Like It Hot» (дословно «некоторые любят погорячее») — «В джазе только девушки»;
  • «Lost» (дословно «пропавшие, потерянные») — «Остаться в живых»;
  • «The Men Who Stare at Goats» (дословно «люди, которые глазеют на коз») — «Безумный спецназ»;
  • «Fair Game» (дословно «честная игра») — «Игра без правил»;
  • «Everybody Loves Sunshine» (дословно «Все любят солнечный свет») — «Понты»;
  • «Keinohrhasen» (с немецкого дословно «Безухий заяц») — «Красавчик».

Этот список можно продолжать бесконечно, потому что примеров как полностью переосмысленных названий, маркетинговых удач и провалов, обычных недоразумений в локализации названий фильмов немало. Однако, по большому счету, названия фильмов локализуются во всем мире, и это нормальная, здоровая практика: в каждой стране есть свои ценности, традиции и свой язык, которые не готовы «принять» фильмы с их оригинальным названием.

Читайте также: